Российский Государственный Университет Правосудия
северо-западный филиал

Студенческое Научное Общество

Уголовного Права и Криминологии

Уголовное право и криминология войны. Международное уголовное право в действии

NEWSru.com// Новости в мире// Среда, 21 мая 2003 г.: Накануне, когда в Конго прибыли французские военные, чтобы оценить возможность развертывания французского миротворческого контингента, в стране появились сообщения о массовых убийствах и каннибализме. Сотрудники гуманитарных служб заявили, что нашли тела более 230 убитых после 4 мая, на улицах северо-западного города Буниа. Среди них женщины и дети, некоторые обезглавлены, у других удалены сердце, печень и легкие. Представители ООН уже расследуют сообщения о каннибализме и обратились к Евросоюзу и Британии с просьбой прислать войска. Бои за контроль над Бунией, столицей богатой ресурсами провинции Итури, ведут племена хема и ленду. Сотрудники гуманитарных миссий в ДРК и соседних странах заявили, что получают все новые сообщения о каннибализме от тысяч мирных жителей, бегущих из Бунии. В январе представители ООН заявили, что располагают достоверными сообщениями о том, что боевики убивают конголезских бушменов, которых также называют пигмеями, и едят их. По словам сотрудников гуманитарных миссий, им сообщали, что боевики едят сердца и печень, вырезанные из тел мирных жителей, принадлежащих к другим этническим группам. Они добавляют, что сообщения о подобных убийствах широко распространены в восточной части Конго. Один из них заявил: «Иногда не нужно видеть зверства, чтобы поверить. Достаточно видеть страдания и страх бегущих оттуда мирных жителей». Из истории Международного уголовного суда: После окончания «холодной войны» получила мировой общественный резонанс преступная практика политических режимов в Югославии и Руанде. Возникновению кодифицированных международных правил в немалой степени способствовало учреждение специальных уголовных трибуналов, созданных Советом Безопасности ООН в Гааге и Аруше для бывшей Югославии и Руанды и на основании других юридических положений для Сьерра-Леоне. Так, например, предметом одного из судебных заседаний МТЮ (Международного трибунала по бывшей Югославии) стали военные преступления, совершенные в г. Сребреница в июле 1995 г. военнослужащими генерала Радислава Крстича (корпус Дрина). Сам командир корпуса Р.Крстич был признан виновным в совершении геноцида, убийстве как нарушении законов и обычаев войны, преследовании в целях убийства, жестоком и негуманном обращении, насильственном переселении и уничтожении частной собственности, запугивании гражданского населения и приговорен трибуналом к 46 годам тюремного заключения (после апелляционного обжалования срок лишения свободы сокращен до 35 лет). В 1995 г. был создан Специальный комитет ООН для разработки окончательного проекта Статута Международного уголовного суда и созыва Дипломатической конференции для его принятия. В своем приветственном слове к участникам конференции в Риме Президент Итальянской Республики О.Л. Скальфаро обратил внимание на то, что существовавшие до сих пор международные трибуналы — Нюрнбергский, Токийский, Гаагский и Арушский — были учреждены в одностороннем порядке и после совершения тех злодеяний, в которых обвинялись главные участники процесса в этих судах. Поэтому уголовный закон, по убеждению Скальфаро, должен быть принят до совершения преступления, за которое он предусматривает наказание, а право вершить правосудие, даже если факт преступления налицо, не может принадлежать одним победителям. По итогам конференции был принят Римский (по месту проведения конференции) Статут Международного уголовного суда, содержащий 128 статей. 1 июля 2002 г. в общепризнанной столице международного права Гааге начала действовать новая межправительственная организация — МУС. В отличие от Международного суда справедливости в Гааге, чья юрисдикция распространяется только на государства, МУС может судить отдельных индивидов. МУС уполномочен рассматривать только те преступления, которые совершены после 1 июля 2002 г. В то же время в отношении преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, не устанавливается никакого срока давности. К суду будут привлекаться только те преступники, которые являются гражданами государств, ратифицировавших Римский Статут, или же те, кто совершил преступление на территории этих государств. МУС имеет юрисдикцию в отношении преступлений, «вызывающих озабоченность всего международного сообщества», которые указаны в ст. 5 Римского Статута, а именно: преступление геноцида, преступления против человечности, военные преступления и преступления агрессии. Римский Статут не содержит определения агрессии, так как до настоящего времени это преступление является деянием «в состоянии ожидания»: до сих пор так и не выработано приемлемое для всех государств определение этого преступления. Римский Статут содержит положения о применимых МУС мерах наказания, об определении меры наказания и предусматривает учреждение так называемого Целевого фонда в интересах потерпевших от преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, и семей таких потерпевших. При определении той или иной меры наказания принимаются во внимание прежде всего такие факторы, как тяжесть преступления и личность осужденного. При назначении наказания в виде лишения свободы засчитывается срок предварительного содержания под стражей по постановлению МУС при наличии такого срока. Суд также может засчитать любой срок, иным образом отбытый под стражей в связи с деянием, лежащим в основе преступления. Главная роль в исполнении наказания в виде лишения свободы отводится национальным государствам. В частности, наказание в виде лишения свободы отбывается в государстве, определяемом МУС из перечня государств, уведомивших его о своей готовности принять лиц, которым вынесен приговор. В конце июня 2004 г. Прокурор МУС Л. Морено Окампо объявил в Гааге о начале первого в истории этого судебного органа расследования, которое касается преступлений, совершенных на территории Демократической Республики Конго.

Криминология войны

 — новое направление в криминологии. В основном криминологические категории применяются к людям и ситуациям в мирное время. Можно ли с теми же мерками подходить к людям в экстремальных условиях, участвующим в боевых действиях? Изменяется ли механизм индивидуального преступного поведения человека на войне, меняется ли структура его личности? Достаточно вспомнить дело Буданова…

Причиняющая способность бездействия.

В науке уголовного права традиционно считалось, что убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия (самый распространенный пример — мать отказывается кормить новорожденного младенца, и он умирает). Но действительно ли, отказываясь от действия, можно причинить вред? Не нарушается ли тут прямая причинно-следственная связь? Разве смерть наступает от отказа кормить, а не от голода? Возможно, пора пересмотреть некоторые положения уголовно-правовой теории.